Мьянма, февраль 2011г. - лица, пейзажи (в хронологическом порядке)
Мьянма – одна из последних стран «старой Азии». Той Азии, которая существовала от сотворения мира до конца XX века. Целого континента яркой роскоши, неповторимого стиля, сказочных богатств и чудес, встречающихся на каждом шагу. Благодаря военному режиму, в значительной степени отгородившему страну от современности.

Уникальные Храмы Бирмы, как по энергетике, так и по красоте.
А сама поездка в Бирму сегодня – это перемещение не только в пространстве, но и во времени. В отличие от многих своих соседей, страна сохранила романтику и колорит. Девушки тянут пряжу и ткут на деревянных станках, выставленных в наших музеях уже более полувека назад; на базарах рыбные котлетки продают невдалеке от пригоршень необработанных рубинов, вереницы монахов в красных одеждах по утрам обходят дома с горшками для пищи.

При общей простоте жизни бирманцев, стиль обслуживания гостей больше всего напоминает о времени расцвета Британской империи. Роскошные отели и обслуживание, по праву заслужили только слова восхищения.
Гиды для туристов практически родители, внимание отзывчивость, какое то даже глубокое понимание (встречали русских туристов в Мьянме - они также говорили что их гиды практически как за детьми за ними ходят).
Народ страны добрый, открытый, искренний и честный. Как рассказывали гиды - преступности практически нет. Всё это дополняет мягкий комфортный климат.

Очарование Бирмы может быть лишний раз подчеркнуто небольшими выдержками:

«Возле пагоды старинной, в Бирме, дальней стороне
Для меня бренчало банджо и звучало: "Кулло-ла!"
Кличет голос колокольный, и привольно будет мне
Лишь у пагоды старинной, в полуденной стороне
Как слоны бредут к реке
В липкой тине и песке,
Тишь такая - слово стынет у тебя на языке
На дороге в Мандалай...
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома из-за моря шлет Китай!»

Мандалай. Киплинг Р. Стихотворения: Перевод с английского. И. Грингольца


«У По Кин, старший судья Кьяктады, Верхняя Бирма, сидел на веранде. Было лишь полдевятого утра, но утро было апрельским, и наплывавшая жара уже грозила зноем томительных дневных часов. Редкие вздохи ветерка, казавшегося в духоте даже прохладным, покачивали гроздья свисающих с карниза, еще росистых орхидей. За орхидеями виднелся пыльный кривой ствол пальмы, а далее синее ослепительное небо. В нестерпимо режущей глаз солнечной вышине кружила стая едва различимых парящих грифов. Застыв громадным фарфоровым божком, У По Кин пристально, не мигая, глядел на солнце.»

Джордж Оруэлл. "Избранное".


Фото для отчета предоставили: Аникин Дмитрий, Дакалов Василий, Ломаева Наталья, StarNat
04.03.2011 StarNat 15 комментариев 6121 просмотров