Как же трудно услышать себя, трудно доверится себе, трудно поверить. Но в чём трудность?
         Трудность в позволении, ведь рабское мышление подавило внутри Творца. Решиться позволить себе поверить? Это привилегия для избранных, тех, кто сказал «Хватит!» и перестал исполнять роль запряжённой лошади, таща на себе телегу клоунов.

Трудно услышать себя, и это неспроста. Разум слепо следует программе безвольности и не ведая истины, он – глупец подавляет собственный внутренний голос. Но разве это правильно? Логика, запутавшись в противоречивых духовных истинах, вторит, что нет ничего правильного. Как же она заблуждается, эта бестия бестолкового пути!

Трудно услышать себя в мире, где всюду иллюзорные людские чайки требуют каждая своего: «иди, стой, беги, умри, живи, оставь, борись, дави, держись», - каждая кричит то, чего хочет сама, но на что не решается.
А голос души, - он поёт тихо, нежно, безмолвно, как же его услышать посреди хаоса голосов заблудших?

Ищу тайники истинных знаний и ключ к жизни. А разве всё это существует?
В прогнившей системе приснившегося мне мира, истина давно себя изжила, но это для тех, кто видит, для тех, кто слышит, для тех, кто верит.
К вопросу о вере: кто она такая и почему её так трудно приручить? Прозревшие всезнайки неустанно повторяют: «Просто поверь!». Но что значит поверь?

Как можно взять и поверить в то, чего нет?
Как можно поверить в неиссякаемое свечение этого мира, если оно – всего лишь вспышка, программа, провокация сознания, потеха капризного демона.
«Поверь в себя!» - стрекочут просветлённые кузнечики, глядя в зеркало.
Но разве это линейное утверждение? Разве в предложении «Поверь в себя» не скрыта шокирующая бесконечность человеческой неизвестности?
     В какую конкретно черту, маску, грань, жизнь, тайну в себе я должна поверить?
Это не уточняется, ведь никто не привык смотреть изнутри, все привыкли смотреть извне, и словно попугаи повторяют друг за другом.
А между тем, приняв сигнал на включение веры – поверить можно во многое.


Трудно себе доверится, ведь с пелёнок результат шага навстречу к себе мы привыкли называть ошибкой, а кто хочет ошибаться?
        Ошибки очень дорого стоят, и самая дорогая цена – это жизнь.
Но если так рассуждать, то выходит, что каждый из нас всё платит и платит эту непомерную цену и всё ждёт, что его выпустят из круговой тюрьмы добровольного заточения, а «хозяин» этого безобразия, возомнивший себя владыкой, тем временем похохатывает, называя человечество дурачьём и кормом для его комнат мира с ненасытным зверьём.
     И что ему правила, и что ему законы? Но, выходит, что и это – часть плана, часть мира. Если убрать ноту «до», то станут ли мелодии более гармоничными? Всё так и не так и вообще никак.

Услышать себя всё труднее, ведь человеческое, провалив экзамен, никак не хочет уступить место духовному. Может хоть у него получиться возродить, спасти, вырасти?
Кто знает, время покажет.

     Как много лжи вокруг, но она так красиво и искусно вплетена в правду, что каждому приходиться по вкусу.
      А как иначе, ведь у большинства людей нет ни глаз, ни ушей, да что там – нет головы, если быть откровенным.  
    А у кого она есть? Человек – и артист и обезьяна в одном лице, гордится своим техно-прогрессом. Воздвигнув себе пьедестал и взойдя на него, это животное с гордостью произносит: «У вас нет памяти? Не беда, давайте вошьём вам чип в голову, и вам ничего не надо будет запоминать».
      Тут подходит к нему другая чело-обезьяна и говорит: «А что если нам создать искусственную матку и поставить производство людей на конвейер, полностью контролируя процесс!?».
        И толпа вокруг, вкушающая и смакующая этот срам человеческой деградации разделяется на два лагеря: одни «за», другие «против». Но как нам уже известно, если есть хотя бы один сторонник – дело будет двигаться вперёд. И всё это люди называют прогрессом, этим гордятся.
         Дураки и безбожники!
Поэтому и трудно услышать себя, ведь несуществующая реальность с кучкой тёмных сил придавила к стене, и угрожая пожизненным заточением в своих лабиринтах, приказывает сделать выбор: «Усни и подчинись, либо я тебя уничтожу!».
      Чего хотят эти приспешники?
Они хотят забрать волю и контролировать сознание ещё пока разумных индивидов. И тут у каждого есть выбор: сдаться или сражаться.
    Как по мне – лучше война, чем плен, лучше смерть, чем подчинение. И вроде бы нас целое войско, но на самом деле каждый один.

Словно в паутине, в этом тексте предложения охватывают множество нитей, и если осознанно и отстранённо посмотреть со стороны, то каждый увидит узор.
       Но какой?
На какой хватит энергии и сил. А ведь для кого-то всё это – жизнь.
        Рай существования рано или поздно выложит свои карты на стол, и для поверившего в него – эта игра станет последней. Стоит ли ждать её решающего хода?

С наилучшими пожеланиями к тебе читающий странник, твой друг Кристина Ли.

9.12.2016.

Кристина Ли
09.12.2016 Кристина Ли 1 комментариев 487 просмотров