«Не всякое сопротивление беде награждается избавлением от несчастья, но всякое несчастье начинается от утраты воли к сопротивлению.» 
Бенджамин Франклин


Привет!
Я - Беда!
Почему-то женского рода.
Вон Лихо - среднего, неопределенного, значит, рода (мой ближайший родственник).
А я вот - женщина, выходит.
-Обидно! Ведь женщины совершенно безобидные существа, тонкие, звонкие, нежные. Не говоря о том, что умные, предприимчивые. Женщина – Мать! Основа жизни.
Земля-матушка!
А вот Бог - мужского рода. Только я главнее Его. Он, якобы, везде. И нигде. А я прихожу явственно. Прихожу и все. И никто мне не помеха. А уж когда пришла, Его начинают вспоминать сразу же, молят о помощи.
И что, разве всегда помогает? Отнюдь. Не было бы тогда на той же Земле-матушке бед-то. Не было бы войн, смертей, природных катаклизмов. Теперь понятно почему, я самая главная? То-то же!
Прихожу я к каждому живущему, по большей части неожиданно. И хотя бываю разной, но, как гостья, всегда огромна и ужасна.

Эх, видели бы ужас в глазах, когда небрежно «отворяю ворота» в чей-то дом. Жили те, жили, не тужили, тут бац – Я!
Я – разная! Могу прикинуться болезнью. Могу – аварией! Могу даже деньгами или там любым товаром. Водкой например... Купил, выпил, пьешь, пьешь..и все, я уже дома!
В мозгах. А сейчас и болезней хватает, да и товар новый, самый эффективный есть. Не слыхали? А наркотик!
Стоит только один раз попробовать, и человек мой, весь с потрохами. Там уж такая беда приходит, и не только к тому, кто в товаре меня употребил, а под корень рубит всех близких.

Да будет вам известно, что я - самая безжалостная. Но могу и пожалеть.

Жальче всего слабых, они сразу принимают меня, их мир рассыпается прахом, и я заменяю все. Становлюсь цветом только черной, слабый сразу слепнет, замыкается во мне....и, разумеется, умирает. А я, как тот сатана, забираю его душу раньше.

Многие, обращаюсь к Нему, становятся фанатиками, обретают Веру. Им легче всего, скинул беду на Него, мол, Сам разбирайся, уповаю на Тебя! Что же, хороший и действенный выход. Главное – легкий! Я бы такой советовала всем.
Жальче всего детей. Но это отдельный разговор. Потом поговорим.

Мужчинам легче встречаться со мной! Некоторым. Те, кто послабее, а я считаю, что мужчины слабее нас женщин, сразу начинают пить. Думаете воду? Нет, водку. Удваивают, значит, меня.

Отпад! Меня одной, такой страшной, им вишь не хватает. Презираю таких.

А вот бесят меня сильные, которые пытаются бороться со мной.
Это со мной-то?! Смешные. Судите сами.
Я пришла, день стал ночью. Я пришла, весь разум заполнила тьмой. Я пришла, корчится душа и тело. Смириться бы. Ан нет, начинают карабкаться, и где только силы берутся? Некоторые даже себя за волосы вытягивают, как тот Мюнхгаузен сказочный, который тянул себя за волосы из болото, да причем с конем. Вот глупые!

И в моем черном свете находят полоски яркие. Многие впадают в разные разности. Например....открывают в себе скрытые таланты. Уж на ладан дышат, разум весь стрекозами заполонён, а все туда же.....Иль рисовать начинают, иль стишки кропать, писать..
Хм, да чтоб мое уважение завоевать, этого мало!

Цугцванг! Как в шахматах! Чем не занимайся, легче не станет! Я-то здесь, рядом!
Каждую секунду, каждую микроскопическую долю секунды. Я – болючая, невыносимая! Я - вся вселенная! А вот, поди же ты, брыкаются. Как лошадь не объезженная. Говорю, что смешные.
А все же что-то в этом есть! Уменьшают меня в размере. Соседкой становлюсь, а не гостьей. Соседкой. Отвоевывают с боем свое пространство. Вот люди!

И даже истина какая-то им открывается. Представляете, видение им открывается. Перво-наперво чуют Время. Я-то падаю секундами громко и емко, слышат меня, начинают понимать, что же такое время.
Ценить!
И вокруг по-другому смотрят.
Замечают наконец-то - Жизнь. Вкус ее! Ее неповторимый ВКУС! Краски. Вот рассвет становится чудным, серебристым. Вот день - солнечный, желтый, и сумерки, блестя клубами дыма, вкрадчивые, а ночь – бесконечная да звездная. Каждую травинку и былинку видят. Умиляются.
Глупцы!
А где до этого-то были? Под тем же небом, невозможно синего цвета, рядом с травинкой и прочими прелестями, такими бесценными.

Одно хорошо, и с этим не поспоришь, не повоюешь, другие становятся. ДРУГИЕ! И тут просыпается мое тщеславие. Вот вам! Я! А не Бог! Я меняю людей! Что же, уйти я не могу да и не хочу, поживем в соседстве!
А с соседями лучше всего дружить, как известно, дружить и УВАЖАТЬ.
Так и живем по-соседству. Пока, тот, с силой воли огромной, не помрет. Как-то сродняюсь я с тем сильным. Незаметно появляется уважение.
А значит умен попался, или умна! Что же, с умным и побеседовать не грех. Со мной беседуют, с бедой. То-то же!

Ааа! Грех! Забыла отметить! Это первое, что на ум приходит, когда я на пороге. Припоминают грехи-то. Грехи - это мои крылья. Вот крылья видят сразу.
И порождается - чувство вины. От крыльев моих, ежели накрою, вообще не уйти.
И только те, сильные, прощая, привыкают и к крыльям.
А вот дети! Безвинные. Тут уж, простите, им крылья ангелы дают. А я умываю руки. Не мои дела. Это единственное, что оставляю на суд Ему. Пусть Сам и разбирается! Там на небесах....

Моя шахматная доска – Матушка – земля! И партия моя - ВЕЧНАЯ!
Но в выигрыше всегда я!

Цугцванг – с немецкого - принуждение к ходу!

http://www.stihi.ru/2012/08/30/6994
09.09.2013 StarNat 5 комментариев 1650 просмотров