Лицом к Лицу с Мангупом. Эдуард Федосов

Лицом к Лицу с Мангупом.

(история одного путешествия)

 

         Вообще, если есть на Земле места, которые по своему «интерьеру» и атмосфере максимально приближены к нашему пониманию Рая на Земле, то Крым является одним из самых ярких представителей таких мест. Здесь почти все совершенно: не высокие, но очень «нарядные» горы, море, которое не только ласковое, но еще и очень заботливое (состав воды в Черном море максимально соответствует составу плазмы в крови человека), растения столь красивые и разнообразные, что даже не будучи убежденным «ботаником» ты часами можешь любоваться их причудливым разнообразием, животные редки, но очень дружелюбны. Здесь все притягательно и восхитительно: горные реки, водопады, пещеры, субтропические леса, горные озера, перевалы. Все настолько совершенно, что вглядываясь в это совершенство ты невольно заражаешься этим и стараешься этому соответствовать. Сопричастность к этому совершенству подталкивает и тебя к тому, чтобы глубже исследовать свой внутренний мир и по возможности гармонизировать его.

         Проехав в Крым во время прошлой поездки на машине и пройдя почти все самые красивые и знаменательные места Крыма, я принял решение, что  хочу остаться с этой красотой один на один и не где-нибудь, а в одном из самых величественных и сакральных мест Крыма. Меня очень притянули пещерные города Крыма. Во время предыдущей поездки я побывал на Чуфут-Кале, а в этот раз решил еще раз заехать на Чуфут-Кале и побывать на Мангупе.

       Надо сказать,  что «масла в огонь» подлила передача из цикла «Городские легенды», где рассказывалось о мистической составляющей Мангупа и Чуфут-Кале, о том, какие ощущения испытали там люди днем и какие неописуемые ужасы ночью. Было множество интригующих интервью «переживших» и восхитительных видов с высоты птичьего полета на плато пещерных городов. Это стало последней каплей и я решил в следующий приезд обязательно переночевать на Мангупе или на Чуфут-Кале. Где именно я не знал, решил, что почувствую по месту.

      Кстати о легендах, вот одна из них, касающаяся «мангупского мальчика»:

     “Мальчишка был последним мангупским принцем. Турецкие султаны обычно держали таких пленников в своем главном дворце Серале как заложников. Их насильно обращали в мусульманство и воспитывали для порабощения их собственного народа. Вырастая, эти оборотни своим фанатизмом в насаждении ислама и кровавыми зверствами в родных краях, пугали даже своих воспитателей.

Поэтому принц не стал сдаваться в плен, а бросился со стены в отвесную пропасть. Было это, кажется в 1475 году. С тех самых пор и нет покоя чужеземцам на Мангупе. Вот уже полтысячи лет появляется в лунном свете стройная прозрачная фигурка. Задержишь на ней свой взгляд и уже не оторвешь. И легко вскакиваешь на ближайшую стену из поросших ярким мхом неподъемных каменных глыб. И вот уже, как ребенок, забыв обо всем, ты мчишься наперегонки с легконогим мальчишкой. С камешка на камешек, с башни на башню. И странный этот танец настолько сладок, что мысль о смерти уже совсем не пугает. И ты делаешь вслед за ним свой последний шаг, и летишь в темное чрево пропасти.

Отвесные скалы бесконечно повторяют твой крик, предостерегая тех, кто пока еще жив. Ведь для Мангупского Мальчика, утратившего свою княжескую семью в день страшной резни, любой чужеземец в ответе за то, что было более пятисот лет назад.”

        Вариаций легенде на тему “мангупского мальчика” великое множество, но факт остается фактом. На Мангупе есть Дух, который активно себя проявляет. К этой легенде можно было бы отнестись с юмором, но…

  «В конце 1960-х годов трое молодых туристов, примерно в конце октября, забрели на Мангуп. Погода была скверная — ветер с дождем. Они уже поставили палатку и собрались ложиться спать, как вдруг откуда-то из-за ветра послышался детский плач. Не крик младенца, за который можно принять "голос" какого-нибудь зверя, нет! Плакал ребенок лет 6-7, всхлипывая и рыдая в голос.

Один из друзей вышел поглядеть, кто это здесь заблудился. И исчез. И тоже пропал.

А ребенок продолжал плакать... Через двое суток после этой ночи жители села Залесное поднялись на Мангуп за заготовленным сеном. Они и обнаружили присыпанную первым снегом палатку, в которой сидел совершенно седой юноша и твердил: "Он плачет, он все время плачет!"».

Кто-то скажет, что это обычная байка, из тех, какими всегда пугают новичков в горах. Однако в телевизионной передаче, посвященной мистическим местам Крыма показали интервью и копию отчета Контрольно-спасательной службы Бахчисарайского района за 1966 год, где сказано, что в районе Мангупа в октябре исчезли двое туристов. Через трое суток оба были найдены — один в районе села Терновка, что в 4 км от Мангупа, другой — за поселком Куйбышево (5,5 км от Мангупа) — живые. И оба доставлены в областную психиатрическую лечебницу с диагнозом «Психическое расстройство на почве сильнейшего нервного потрясения». Что с ними было, они не помнят и не могут объяснить, как оказались там, где их нашли. Вот так.

Мангупского мальчика с тех пор слышали не раз, особенно в ненастную погоду и зимой. Никто точно не знает, кто он. Одни предания говорят, что это дух младшего из сыновей князя Александра, проклятого отцом за предательство отеческой веры и переход в ислам. Другие — что это просто ребенок, уцелевший во время резни декабря 1475 года, бродит по руинам родного города и ищет родителей. Кто знает…

        Во время следующей поездки в Крым в августе месяце, мы оправились знакомиться с окрестностями Бахчисарая и прежде всего решили посетить Чуфут-Кале. Знаете, я достаточно много путешествую, но мест подобных этому найти действительно сложно. Место притягивает… Оно завораживает гармонией первозданного природного совершенства и мистической красоты заброшенного города. У города славная и богатая событиями история.

        Самые первые поселения в районе Чуфут-Кале относятся к периоду палеолита. Под скалой найдена стоянка человека со скелетом полуторагодовалого ребенка. Это стоянка существовала здесь 50 тыс. лет назад. В разные времена здесь жили киммерийцы (вспомните Конана Варвара), тавры, скифы. В шестом веке здесь появились аланы (предки осетин)- сарматское племя, пришедшее в Крым в первом веке нашей эры. Позднее здесь появятся готы

        Возникновение города датируется разными периодами, но наиболее достоверным лично мне кажется 6 век. Некоторые исследователи полагают, что это был город Фуллы, который существовал уже в 576 г и был построен с целью укрепления византийского влияния в Крыму. Фуллы интересен также тем, что он упоминается в связи с прадревней скифо-таврической библиотекой, вывезенной легендарную в Александрию.

    После 16 века Чуфут-Кале становится цитаделью столицы, а также используется как пещерный тюремный каземат. В его стенах побывало немало именитых пленников: Литовский посол Лез, польский гетман Потоцкий. В застенках каземата томились и русские послы, отправленные Иваном Грозным для заключения мирного договора — Василий Грязной, Василий Айтемиров. При Петре I князь Ромодановский также провел в тюрьме три года. Но дольше всех, с 1660 года по 1681 в тюрьме находился русский воевода В.Б.Шереметьев, за освобождение которого хан потребовал непомерную плату — города Казань и Астрахань. Русское правительство не могло пойти на это, да и Шереметьев отказался купить свободу такой ценой. 21 год он провел в темнице на Чуфут-Кале. Выкупили его родственники уже тяжелобольным и слепым стариком. «Выбраться из тюрьмы в Чуфут-Кале никоим образом невозможно, разве что человека из тюрьмы вознесут. До такой степени адова эта тюрьма», — пишет в своих воспоминаниях турецкий путешественник Эвлия Челеби в 1666 году.

      Рядом с Чуфут-Кале находится древнее караимское кладбище, которое считается самым древним в Европе. Данному кладбищу примерно 1500 лет и оно имеет более 10.000 захоронений. Караимы — древний тюрскский народ, исповедующий иудаизм, непохожий на современные иудейские верования. В отличие от христиан, мусульман и других иудеев, караимы хоронили своих умерших в направлении север-юг. Основной книгой у них является Ветхий завет. Я чувствовал, что это очень важно, но пока не понимал для чего. Интересно, что иудейские корни дали всходы на Крымской земле. Это я пойму несколько позже, но это уже материал для другой работы, пока же просто важно отметить тот факт, что караимы достаточно немногочисленный, но беспорно интересный народ. Нет единой теории относительно их происхождения. Мне кажется, что это ветвь доталмудического еврейства, получившая свой побег от хазар. Хазары приняли иудаизм  и это стало толчком для развития их этноса, но об этом как-нибудь в другой раз.

      Побродив по развалинам Чуфут-Кале, мы направились в сторону Успенского монастыря. Монастырь заслуживает отдельного упоминания. Знаете, это какой-то симбиоз православного монастыря и ритритного центра. Монастырь с достаточно большой и богатой историей, с чрезвычайно строгим уставом, что бывает в тех обителях, которые после долгого периода, вынужденого простоя вдруг начинают семимильными шагами наверстывать упущенное и часто забывают, что это Дом Божий, а не их частная территория, но одновременно с этим там достаточно большое количество келий, где каждый желающий может провести время в уединении и медитации или молитве. Я даже, на всякий случай, договорился о возможности пожить там. Монахи согласились на 3 дня, а если надо больше, то требуется благословение настоятеля и помощь в обители. Я отметил для себя это место- возможно когда-нибудь вернусь.

       День уже клонился к закату, но учитывая наше напряженное расписание, мы решили не отходить от своих планов и отправиться на Мангуп. Переговорив с местными жителями я определил направление движения. Дорога заняла около получаса. Мы приехали в тот момент, когда солнце уже завершало свое движение за линию горизонта. На автобусной остановке, расположенной рядом с небольшим прудом и стихийным туристическим центром было не особенно оживленно для этого периода лета. Скучающие водители нескольких уазиков вальяжно пили чай в местной кафешке. Понимая, что времени осталось мало, а до Мангупа еще далеко, я подошел к самому “солидному” и завел разговор на тему Мангупа. Сергей, именно так звали нашего водителя, оказался достаточно сдержанным, но в целом располагающим к себе человеком. Из разговора я понял, что он не только берется до заката доставить нас на Мангуп, но и достаточно хорошо знает все, что связано с этим местом. Он здесь родился, вырос и сейчас единственным его заработком был Мангуп. Работа Сергея заключалась в том, чтобы доставлять туристов до плато и обратно. Сначала путешествие проходило по умеренно равнинной местности, среди лугов, пастбищ и местных покосов. Постоянно петляющую дорогу окаймляли величественные плато, на одном из которых я заметил православный монастырь Он открылся не очень давно, но в нем уже основательно обосновались несколько монахов. Монастырь приютился в скале и добраться туда было не просто. По словам Сергея путь лежал или по невероятно раздолбаной и размытой дороге, где из дорожного полотна, если его можно так назвать, торчали булыжники до 40-50 см в высоту, или пешком по плато, а там но очень крутой лестнице.

     Как только мы въехали в лес, я понял, что решение отправиться на Мангуп на специально подготовленном уазике является единственно верным. Дорога начала выдавать нам такие чудеса бездорожья, что я несколько раз сомневался, что здесь вообще можно ездить. Это был совершенно невероятный атракцион “Русские горки”, с той лишь разницей, что бездорожье здесь было очень специфическое. Мы продирались между деревьями, постоянно царапая кузов автомобиля, по дороге, которая поднималась иногда под углом более 45 градусов, периодически закладывая такие боковые крены, что только диву приходило даваться, как мы еще не перевернулись. При этом мы вынуждены были переползать (слово переехать здесь вообще не уместно) такие ямы и валуны, что мне стало несколько стыдно за тот небольшой торг, который я устроил на стоянке.

           Начало заметно темнеть, но наш авто-проводник во время доставил нас на один из “пальцев” Мангупа. Да-да, именно пальцев. Надо сказать, что Мангуп представляет четырехпалую руку, по-хозяйски распростертую над остальной местностью. Выйдя из машины я заметил одного из местных “индейцев”. Это был очень благовидно выглядящий мужчина лет 45, одетый в шорты, очень добротные и удобные высокие, почти до колена, ботинки на шнуровке и в свернутом одеяле, перекинутом через плечи и заправленном за кожаный ремень на манер шотландских горцев. Надо сказать очень колоритный тип. Он сидел на лавочке в тени деревьев, подступающих своими кронами к остаткам крепостной стены некогда величественного города.  Увидев нас, он незамедлительно ретировался, предоставив нам остаться один на один с этим местом. Как только мы вышли из машины, я сразу понял, что Мангуп это именно то место, где я хотел бы остаться один на один с собой, природой, звездным небом, духами… и своими вопросами к себе

          Солнце покидало этот мир. Оно подарило нам очередной день полный счастья и любви, наполненный красотой и гармонией. Мы были благодарны ему за этот день. Особенно невероятна и гармонично эта благодарность виделась с высоты мангупского плато, среди руин некогда великого города. Мы понимали, что времени не много, что осматривать с детьми пещеры, глядящие своими выходами на несколько сот метровые обрывы просто опасно. Обойдя этот «палец» Мангупа и заглянув в десяток пещер, мы подошли к пещере, которая поразила меня.

          Если остальные пещеры были небольшими комнатками размером около 10 кв.м. с достаточно низкими потолками (сложно вырубать в скале огромный галереи), то это была самая просторная пещера. Она была не менее 20 кв.м. площадью и с пространствами (окнами язык не поворачивается назвать такую красоту) открытыми на четыре стороны света. Высота сводчатого потолка была не менее 3-3,5 метров. Пещера эта находилась на самом кончике этого мангупского пальца и ко всему прочему была двухэтажной. Спустившись по вырубленным в скале на краю пропасти ступеням мы очутились на нижнем ярусе, который резко отличался от верхнего. Если на верхнем ярусе чувствовались мощь и величие этого места и замысла строивших это место и живших в нем, но на нижнем ярусе ощутилась беспросветная тоска и безысходность пленников. Было видно, чувствовалось каждой клеточкой, что здесь была тюрьма. В противовес верхнему ярусу комнаты были очень маленькими, низкими, многие из них не имели окон и источников солнечного света. Обследовав нижний ярус, мы вернулись на верх и я заметил мемориальную табличку, посвященную погибшему журналисту. Я окончательно понял, что это мое место, это то место, которое я искал и где я проведу сегодняшнюю ночь. Здесь самым невероятным образом было все то, что мне надо. Ночь входила в свои права и мы поспешили к нашему водителю.

         Дорога вниз по ночному лесу была мистически красива, но я почти не ощущал этого. Я был уже на Мангупе, я жаждал возвращение туда. По дороге вниз я договорился с водителем, что я сейчас отвезу своих в отель и вернусь для того, чтобы снова подняться на Мангуп. Моя идея не вызвала никакого удивления у водителя, он только уточнил, во сколько за мной вернуться. Мы договорились, что я встречу Солнце на Мангупе и в районе 7 утра готов буду вернуться в цивилизацию.

           Мы спустились к стоянке машин, наскоро поужинали в местном кафе блюдами уже основательно поднадоевшей татарской кухни и поехали в Бахчисарай. Еще по дороге вниз я заметил, что стало как-то заметно холодать, градусник в машине показывал 14 градусов и уверенно продолжал движение вниз. Приехав в отель я попробовал собрать набор для ночлега. Надо сказать, что даже предполагаю такую ночевку еще в Москве я очень халатно и легкомысленно отнесся к вопросу подбора вещей. Я не взял не спальник, не туристический коврик (пенку), не взял куртку, штаны и т.д. Я взял шорты и футболку с длинным рукавом;). Понимая, что так на плато не ночуют (когда-то я был достаточно опытным туристом, имеющим опыт двухнедельных и более походов в тайге и горах), я решил осмотреть, чем можно поживиться в номере. Оказалось не густо: маленькое тонкое флисовое одеяло, пляжное полотенце (это же все-таки Крым) и очень тонкий плед, скорее похожий на широкий шарф. Ночью мне был нужен фонарь, но по какой-то мне не понятной причине я его перед поездкой выложил, поэтому приходилось довольствоваться светом от детского брелка «муляж фотоаппарата с подсветкой» и подсветки на мобильном телефоне.  Вот  таким набором я и оправился в уединение на Мангуп.

       Погода стояла очень ясная, на небе не было ни облачка, а звездное небо такое выглядело так сочно и манящее, что я понял, что даже просто ради созерцания этого неба в первозданной красоте, без мешающего городского освещения уже стоит туда отправиться.

         Теперь собственно о главном, зачем я вообще решил туда оправиться. Я обычно стараюсь не размениваться по мелочам, поэтому я составил целый перечень задач на эту ночевку. Я не расставлял и по ранжиру тогда, не буду делать этого и сейчас, но забираясь на Мангуп я хотел:

  1. Переночевать в относительно диких и экстремальных условиях в горной местности с минимальным набором удобств. У меня уже давно стало выстраиваться стойкая уверенность, что былого Эдуарда, который мог это делать и знал, как это делать ужен нет. Есть человек, уже давно привыкший к комфорту и достатку, очень придирчиво анализирующий недостатки пятизвездочных отелей. Короче, возможно, «зажирел и расслабился».
  2. Переночевать в мистическом месте силы и на собственной шкуре исследовать все его плюсы и минусы, познакомится, возможно, подружиться, а может и наоборот с его обитателями из тонкого мира. Знаете, знакомство с цивилизованными духами города и домовыми меня уже не прельщал, хотелось настоящего приключения. Очень кстати оказалось, что меня именно оставили и заберут только утром. Нет телефон, конечно, был и работал, но это только добавляло драйва, ведь пользоваться им я не хотел ни при каких обстоятельствах (надо сказать позже мне пригодилось это решение).
  3. Я хотел разобраться со своими страхами. У меня накопилось большое количество предположений, как я поведу себя в той или иной ситуации. В значительной степени это было связано с тем, что я давно не оставался один на один с подобным местом (последний раз это было в 2007 году на кладбище). У меня были версии и я хотел их проверить.
  4. Я много слышал по Сущностей из тонкого плана, которые живут и активно действуют в этом месте и мне был важен личный опыт общения с ними. Много историй, рассказанных очевидцами, материалов прессы, телевидения, много слухов и легенд относительно этого места. Мне это чрезвычайно интересно исследовать и почувствовать (увидеть) самостоятельно).
  5. Мангуп-исторически значимое место, у него очень богатая история, интересная мне. Я решил заглянуть в прошлое этого места и попытаться реконструировать и исследовать события, произошедшие здесь ранее. Мне была важна информация с этих мест.
  6. Опыт осознанных сновидений. В городских условия у меня нет стабильных выходов в осознанные сновидения, но по собственному опыту я знаю, что в подобных местах ОСы происходят достаточно стабильно и ярко. ОСы были выбраны мной как один из основных методов исследования этого места.

        Это далеко не полный перечень того, что я хотел получить от Мангупа.

       Дорога до места нашей встречи была мне уже знакома и я очень быстро двигался к месту нашей встречи. Дабы не терять времени даром я, как настоящий исследователь и искатель приключений на одно место, заранее начал себя пугать, вспоминая детали передачи, где перепуганные туристы и опытные эзотерики рассказывали ужасы по Существ, обитающих на Мангупе. Вспоминал знакомые фильмы ужасов про туристов, которые забрались туда, куда их никто не звал и что с ними стало. Дорога в этом состоянии показалась мне настолько короткой, что я даже не заметил, как добрался.

        Уже знакомая стоянка встретила меня непроглядной тьмой. Густой туман, опустившийся с плато, не давал жалким источникам света  из прилегающих фургонов туристов и придорожного кафе нарушить свою гегемонию. Я вышел из машины и окунулся в непривычную для южной ночи влажную прохладу. Сергей ждал меня на прежнем месте, но почему-то с выключенными фарами.

        Дорога к Мангупу была уже привычной, но совершенно иной. Я знал куда я еду, я ждал этого. Волнение от предвкушения этой встречи и нагнанных мной страхов до предела обостряло мои ощущения. Все было ярким и очень насыщенным. По дороге Сергей рассказал мне о своей юности в окрестностях Мангупа, о том беззаботном времени, когда они мальчишками забирались на горные плато и в течение нескольких недель жили в палатках и заготавливали сено для коровы. Рассказал мне также и про «индейцев». Оказывается под Мангупом постоянно живет колония хипующей молодежи, которые отказались от благ цивилизации и кто неделями, кто месяцами, а кто и годами живут в вырубленных в Мангупе сотни лет назад пещерах. Рекордсмен живет здесь уже 14 лет. Есть очень разные люди: искатели приключений, сторонники ухода от давящей цивилизации, «золотая молодежь» в поисках новых ощущений, любители анаши и разный преступный элемент, скрывающийся от правосудия. В общем очень разношерстная публика.

          Мангуп встретил меня абсолютно непроглядной темнотой и звездным небом, оторвать взгляд от которого было выше моих сил. Уже знакомые очертания развалин некогда величественного города приняли маняще-таинственные очертания. Я прошел в центральную часть уже исследованного мной «пальца» и с удовольствием устроился на лужайке. Было ясно и прохладно. Ветер, которого еще вечером не было начинал усиливаться. Это было удивительно. Я накануне посмотрел в свой телефон и местная погода обещала быть теплой и малооблачной.

          Пролежав на прогретых дневным солнцем камнях минут двадцать я начал замечать, что благостное созерцания развернувшейся бездны Мироздания нарушает все усиливающийся ветер. Я решил, что пора найти облюбованную пещеру и продолжить сои исследования. Пещеру я нашел быстро. Развернул пляжное полотенце и уставился в самый большой пролом в стене размером не менее 8-9 квадратных метров. В открытом пространстве виднелась большая часть звездного неба и обрывающиеся в лесную чащу плато соседних гор. На заднем плане, как напоминание о реальности происходящего мерцал своими фонарями какой-то не большой поселок.

       Устроившись поудобнее я еще минут сорок просто наслаждался открывшимся пейзажем и своим единением с этим местом. Столь старательно нагоняемые мной страхи куда-то испарились и мне не оставалось ничего другого, кроме как расслабиться и слиться с этим совершенством, но чувство долга есть чувство долга, особенно, когда это перед самим собой.

     Вынырнув из созерцательной расслабленности я решил обследовать приютившее меня плато. Странно, но изучать я его начал не со своей пещеры, а подняться над плато и поискать сущности, с которыми можно было бы пообщаться. Прежде всего я искал знаменитого «мангупского мальчика». Дабы усилить ощущения я снова очень тщательно начал себя пугать. Это у меня начало с успехом получаться и эта тактика даже сначала помогла мне обострить мои чувства и ощущения, но через какое-то время это начало мешать. В голову постоянно лезли какие-то образы, не имеющие отношения к данному месту. Мне это надоело и я решил взять ситуацию и свои страхи под контроль.

       Среди зарослей невысоких кустов ближе к развалинам крепостной стены я увидел свечение. Переместившись ближе я увидел силуэт молодого человека. Я почувствовал, что это именно молодой человек, а не девушка. Он охотно пошел на контакт, но я уже понял, что это никакой не «мангупский мальчик». Молодой человек начал рассказывать о своих злоключениях из которых я узнал, что он здесь оказался много лет назад в поисках новых ощущений. Вся новизна ощущений и познание мира сводились к тому, что они накуривались травкой, которую здесь выращивали и обильно поглощали какое-то выращиваемое здесь-же сильное наркотическое вещество. Точное название не помню, но что-то похожее на «дурман» или «дуриан». Вот в таком состоянии сильно измененного сознания он и свалился с плато на находящиеся внизу камни. Исход закономерен, но удивительно то, что одурманенное состояние не позволило ему даже первое время осознать сам факт смерти. Он не смог уйти на воплощение и продолжал «пугать» туристов в мольбе о помощи. Помочь ему никто не мог, потому что не видел. Таких как он оказалось еще несколько человек, но никакого «мангупского мальчика» не было.

             Я начал путешествовать по нишам и пещерам, где встретил еще несколько колоритных личностей, проживающих на данной территории в разные периоды времени и нашедших свой конец здесь по различным причинам, но ничего интересного не было. Таких персонажей можно встретить много где, пока наконец я не увидел его. Нет, это был не мальчик. Это было существо гораздо выше меня и я сначала почувствовал его, а уж потом увидел. Оно сидело на остатках каменной кладки и смотрело в сторону поселка, расположенного ближе к линии горизонта. Я попытался приблизиться к нему и не смог. Что-то не пускало меня, словно он вежливо, но настойчиво показывал, что не стоит нарушать его покой и уединение. Я попытался снова и снова натолкнулся на плотную стену из спрессованного воздуха. Я хотел обойти эту стену, но тут почувствовав физический дискомфорт я вернулся в свое тело, которое продолжало лежать на пляжном полотенце в пещере.

       Ветер продолжал усиливаться. Пещера наполнилась гулом от потоков воздуха, врывающихся с четырех сторон в мое временное жилище. Я решил добавить себе комфорта и вытащить плед и флисовое одеяло. Попытавшись укрыться я понял, что не тут-то было. Плед был большой, но очень тонкий, а одеяло потолще, но очень маленькое. Постелив с большим трудом одеяло на камни (его постоянно выдувало и оно отказывалось ровно расстилаться) я решил укрыться одеялом, подоткнув его с боков под себя. Это тоже оказалось не так просто, как казалось. Малейшее движение тела высвобождало кусочек одеяла, а врывающийся ветер тут же сдергивал его с меня. Половив одеяло несколько раз и решил изменить тактику и поменять их местами. Одеяло отправилось вниз, в плед укрыл меня. Это помогло, в том плане, что не очень спасало от все еще усиливающегося ветра, но помогало создать некоторое подобие уюта. Я понял, что моя пещера с сюрпризом. При таком ветре она начала работать как четырехсторонняя аэродинамическая труба. Но это была моя пещера на сегодняшнюю ночь и я от сюда не уйду.

    Вспомнив про своего  знакомого, я решил выбраться из пещеры и «живьем» посмотреть на то место, где он сидел. С неохотой выползши из под своего пледа я пошел на верх. Фонарика у меня не было, поэтому довериться пришлось детской игрушке с подсветкой. Ветер все бушевал и никак не позволял мне настроиться на общение с потусторонним. Никого не найдя, разочарованный я снова начал устраивать себе удобное лежбище.

         Я снова начал погружаться в исследование потустороннего мира Мангупа, как вдруг услышал голоса. Я решил, что это духи, потому что это предположение казалось более естественным, чем предположение, что это люди в таком заповедном месте, в такое время суток, в такую погоду. Я весь превратился в слух. Голоса веселились, хохотали, они были мужские и женские, из чего я сделал вывод, что вряд ли это неприкаянные души. Они приближались ко мне и я заметил фонарик. Стало понятно, что это компания подгулявшей молодежи. Мое уединение начало давать трещину. Я понял, что они идут именно к моей пещере, но я точно решил, что на сегодня это именно моя пещера. Парень с девушкой заглянули в пещеру и высветив в ней здорового лысого мужика с недельной небритостью вынуждены были со мной согласиться. Поскитавшись по плато они нашли небольшую пещеру, но этот вариант меня тоже не очень устраивал. Здесь становилось как-то очень тусовочно и я попросил (мысленно) ребят отправиться вниз, пока их не настигла буря. Знаете, они меня послушали, собрались и уехали.

         Я снова остался один на один с Мангупом. Через открытое пространство прямо передо мной я заметил на ночном небе странный объект, формой напоминающий классический НЛО. Сначала он казался мне небольшим, а потом по мере приближения его размеры резко начали увеличиваться. Приближение, надо сказать, тоже было впечатляющим. Он резко шел на меня и минут через 10 занял почти все видимое мной через пролом в стене пространство. Во время его приближения я понял, что это грозовая  туча необычной формы. Я хоте начать ее исследовать, но тут все небо начало затягивать черным покрывалом, по иному просто невозможно выразиться. Было такое впечатление, что кто-то очень быстро начал затягивать плотной черной тканью почти всю видимую часть неба. Ветер перешел в ураган. Я выложил из кармана спичечный коробок и он тут же улетел от меня в провал. Положил игрушку с фонариком на каменный пол и еле успел поймать. Думать об удивительной туче уже не получалось. Ветер просто рвал на части пространство моей пещеры. То, что еще час назад так нравилось мне, эти окна на четыре стороны, эта открытость окружающему великолепию начала оборачиваться против меня.

         О том, чтобы закрыться одеялами нечего было и думать, я старался сделать так, чтобы они у меня не улетели так же как коробок и фонарик. Но я же так выбирал эту пещеру, она так мне понравилась, я решил, что это мой дом на сегодняшнюю ночь и не собирался просто так сдаваться. На этом мои злоключения не закончились. Начался дождь. Знаете, он начался именно как дождь. Пока падали капли, пусть даже очень холодный и очень часто, пусть, через открытые пространства пещеры они залетали в каждый угол и укрыться было негде (разумеется ни зонтика, ни плаща у меня не было), пока это был дождь, это было нормально, но потом начался ливень. Я всегда был уверен, что сильный дождь, он же ливень, и ураганный ветер никогда не встречаются. Если ливень, то ветра нет, а если ураган, то с небольшим дождиком. Тучам ведь тоже нужно за что-то цепляться в небе, но тут оба пожаловали ко мне в гости, желая удовлетворить мои пожелания в приключениях и возможности посмотреть на себя в экстремальных условиях.

         Знаете, мистический настрой и исследование страхов опять отложились до лучших времен. Настанут ли они сегодня… Дождь поливал меня со всех сторон, ветер постоянно срывал с меня одеяла, но я упорно отказывался покидать пещеру. Я для себя решил, что я не слабак. Сновидения тоже пришлось отложить, потому что в таких условиях уснуть было нереально. Настроиться на духов я тоже не мог. Я мог сидеть и получать удовольствие от этого природного буйства. В небе творилось что-то немыслимое. Я начал волноваться, что завтра машина за мной просто не придет, а может и послезавтра. Еды  меня не было, но было полбутылки воды, которые я решил положить поближе. Не тут то было, пока я выходил из своего убежища мою бутылку видимо выдуло очередным порывом шквалистого ветра. Я понял, что беспокоиться мне больше не о чем и решил снова отдаться соединение с этой стихией. От наслаждения меня периодически отвлекали струи воды, которые с одеяла затекали мне за воротник и лужи на полу, размер и глубина которых постоянно увеличивались.

            Так прошло еще два часа. Я был мокрый, замерзший, сидел на каком-то каменном выступе в пещере, заполненной лужами и наслаждался. Но чувство долга опять напомнило о себе. Я не выполнял основную программу: я не общался с духами, не исследовал место и не выходил в сновидение. Для реализации всего этого мне была необходима сухая пещера. Посидев еще немного и повредничав я понял, что дождь не собирается заканчиваться и мне пора менять место ночлега.

         Собрав в кучу свои мокрые манатки я направился в непогоду в поисках нового жилища. Учитывая тот факт, что я заранее выбрал пещеру и не озаботился запасным жилищем мне пришлось это делать глубокой ночью под дождем и ветром. Все было не то: одна пещера грязная, другая маленькая, третья насквозь промокшая, в четвертой вид не тот, пока, наконец не нашел то, что искал. Это была трехкомнатная (!) пещера с великолепным видом, относительно чистым полом и сухая. Бросив свои мокрые пожитки на пол я начал обследовать свое новое жилище. Мне сразу понравилась энергетика этой пещеры, она была светлая и очень живая.  Я  подошел к стенам и подсветил их. Образы, которые я обнаружил там еще во время предыдущего посещения этой пещеры, теперь выглядели совершенно по иному. Там было очень много индийских символов: Ганеша,  Парвати, танцующие женщины, переплетения каких-то ведических узоров, много другой символики. Эта пещера просто пропитана была Тантрой.

          Расстелив на полу свои мокрые вещи я лег и расслабился. В этих обстоятельствах завывания ветра и шум дождя действовали на меня умиротворяюще. Поскольку до рассвета оставалось менее трех часов я постарался заснуть и это у меня получилось.

        Проснулся я от того, что две молодых девушки и один парень зашли в мою пещеру. Они были молодыми и очень позитивными. Как я понял из их разговора, они уже давно посещают эти места в летнее время и занимаются разного рода духовными практиками, особую любовь питая в осознанным сновидениям. Услышав эти их слова и заметив, что достаточно светло и нет дождя я понял, что я в осознанном сновидении. Они предложили мне небольшую экскурсию по Мангупу и пообещали познакомить еще с некоторыми членами их временной общины. Прогуляться я согласился, а от знакомства отказался, сославшись на то, что много должен успеть по своему плану.

           Мангуп в ОСе был несколько иной. Часть зданий, которая отсутствовала в реальном мире еще сохранила свои очертания. Во время вечерней прогулки по плато меня привлекло одно место, где по моему предположению был когда-то храм. Я с удовольствием обнаружил, что предчувствия меня не обманули. Храм был. Это был не большое, без излишних архитектурных изысков строение, в основании которого был правильный шестиугольник. Войдя в храм я почти столкнулся со светящимся столбом сине-зеленого света. Он занимал практически все пространство Храма. Энергия, наполнявшая этот столб, не просто двигалась, она звенела, заставляя окружающее пространство вибрировать.

      С трудом оторвав взгляд от этого великолепия, я обратил внимание на стены. Мне всегда интересно изучать стены в разных храмах. Все пространство стен было покрыто странными узорами, в которым в зависимости от угла зрения угадывались фигуры животных, растений, проявлялись, подсвечиваясь внутренним светом, иногда знакомые, но в большинстве своем совершенно не знакомые символы. Зрелище было не просто завораживающем, стены были живые, но главным было не они, здесь царствовал Поток. Не раздумывая я шагнул в него.

           Поток подхватил меня и рванул вверх. Движение было очень стремительным и мощным. Перед глазами мелькали какие-то образы. Мне почему-то показалось, что я пропускаю что-то очень важное, что я пролетаю мимо чего-то очень значимого. Я мысленно попробовал замедлить движение. Поток на это не реагировал, он жил одной ему понятной жизнью и не собирался слушаться случайных путешественников, но меня тоже не устраивало простое болтание в потоке. Пролетающие мимо образы манили и я понимал, что нужно это увидеть. Ч перестал обращать внимание на образы и настроился на поток. Я по-настоящему слился с ним, стал с ним одним целым. Прошло какое-то время, прежде чем я начал чувствовать его. Слияние продолжалось и продолжалось, пока мы не стали одним целым. Было очень странное ощущение, что мы одно целое, но вместе сохранялось «Я Есмь Я». Я еще раз попробовал замедлить движение- это получилось. Я увидел, почувствовал, осознал планы, мимо которых я двигался. Поток вел меня, он был абсолютно живым Существом и это было странно. Это никак не вязалось с моим представлением об энергии, я не понимал, как энергия может быть настолько живой. Он был моим экскурсоводом, моим поводырем и охранником. Он показывал мне иные сферы и оберегал меня, но мне было мало. Я хотел как можно дальше. Я просил, я требовал продолжения. Это было до тех пор, пока меня не выбросило в Пространство Пустоты. Пространство, где нет ничего и есть все…

         Очнулся я в ставшей мне такой родной и уютной пещере. Было еще темно, небо начало проясняться, дождь почти прекратился, как прекратился  и ветер. Точнее чуть-чуть моросил дождь и не сильно дул ветер. Я разложил свои мокрые вещи по пещере так, чтобы залетающий ветер подсушил мое одеяло и плед.  Пляжное полотенце спасать было уже поздно- намокшее и вывалянное в грязи оно представляло жалкое зрелище. Я поднялся из пещеры наверх, подошел к откосу и сел, свесив ноги над пропастью. Мне было хорошо и грустно. Хорошо, от того, что я получил почти все, что хотел. Может не все, что планировал, но точно все, что по-настоящему мне было важно. Я был счастлив от того, что эта во всех смыслах «бурная» (в значении полная бурьJ) ночь закончилась. Я пережил желанное приключение, пообщался, правда по вынужденно сокращенной программе, со своими страхами, не нашел «мангупского мальчика», но встретил несколько жертв злоупотребления наркотическими средствами. Я узнал это место, оно стало мне родным и невероятно близким, но мне было грустно. Очень короткая по времени, но очень насыщенная по событиям  и переживаниям история заканчивалась. Пора было готовиться к отъезду.

            Дождь совсем прекратился. Над Мангупом начало вставать Солнце. Начинался новый день и заканчивалась удивительная ночь. Я уже понимал, что какая-то часть меня навсегда останется здесь, но взамен я унесу что-то очень ценное. Я даже не пытался оценить что же я приобрел. Мне кажется это один из тех файлов, которые я буду еще очень долго распаковывать. Я рассказал не всю историю, потому что часть ее очень личная. Солнце поднималось все выше и выше и вместе с этим рассеивался мираж прошлой ночи. Она на глазах начинала становиться историей. Такие вещи не выдерживают солнечного света, ведь он несет новый день, а история принадлежит старому. Я вернулся в пещеру, лег на камни и решил еще раз нырнуть в прошлую ночь. Это у меня получилось, но не на долго. Новый день и здесь входил в свои права. Пора было собираться. Я засунул свое изрядно потрепанное ночными приключениями полотенце в рюкзак, сложил немного подсушенные плед и одеяло туда же и пошел прощаться с Мангупом. Я вернулся в пещеру, где так и не смог досидеть до утра, сказал ей спасибо за подаренное приключение. Еще раз оценил, что сухих мест в ней по итогам ночи и не могло быть, прошел среди развалин, погладил их как добрый хозяин треплет старого верного пса. Мне надо было идти, но я не мог. Я просто не мог уйти от туда. В этот момент я понял тех людей, некоторые из которых уже 14 лет не могут расстаться с Мангупом, но мне надо было идти-это долг напомнил мне о себе. Я пообещал ему вернуться и мне стало легче. Мы еще минут 15 прощались друг с другом как старые знакомые. Возможно я когда-то здесь был и это древняя память, а может это любовь с первого взгляда. Я понял, что это может продолжаться  очень долго и надо это заканчивать, потому что на сегодня все закончилось, но очень хотел бы продолжить.

         Дорога с Мангупа была очень мягкой и спокойной. Я не замечал рытвин и канав, не видел буреломов и устроенного стихией бездорожья. Я был теперь один на один с собой и я очень благодарен Мангупу, что он вернул мне еще какую-то часть меня. 

06.09.2013 fedosov 13 комментариев 2694 просмотров